Посёлок Сусанино Сусанинского района
Ипатьевский монастырь царей Романовых
ИВАН СУСАНИН
кострома - колыбель русской монархии

А разве есть могила Сусанина?

В широком общественном сознании вопрос о сусанинской могиле, практически, никогда не вставал, да, казалось бы, и не мог встать – какая могила может быть у человека, погибшего то ли где-то на болоте, то ли в лесной чаще! Весьма характерным в этом отношении является то, что сравнительно недавно написал костромской историк К. Воротной: “Прах русского героя – крестьянина Ивана Осиповича Сусанина покоится где-то в глубине обширных непроходимых Исуповских болот. И нет ничего страшного в том, что его тело не найдено. Главное – осталась память о нём и его подвиге”.1 Однако всё это, как мы увидим ниже, далеко не так просто. В литературе о сусанинском подвиге с давних времён существует две версии о месте захоронения Ивана Сусанина. Согласно одной из них, останки Сусанина покоятся в костромском Ипатьевском монастыре.


Версия I:
Сусанин погребен в Ипатьевском монастыре

Эта версия получила известность, после того как в 1820 году в журнале “Отечественные записки” П.П. Свиньин – основатель этого журнала, писатель а – в очерке об Ипатьевском монастыре, сославшись на некую “древнюю летопись”, полученную им в Костроме от коллежского советника И.Н. Назарова, сообщил: “Первым делом нового царя (Михаила Федоровича – Н.З.) было изъявление благодарности Сусанину пожертвовавшему собой для спасения его. Он повелел тело его перевесть в Ипатьевский монастырь и предать земле с честию. Напрасно чтитель отечественных доблестей будет любопытствовать, где покоится прах незабвенного Сусанина: место сие неизвестно, забыто…” 3 Позднее, в своей книге “Картины России и быт разноплеменных её народов”, вышедшей в Петербурге в 1839 году, П.П. Свиньин почти дословно повторил написанное им в “Отечественных записках”.4

Что можно сказать о версии П.П. Свиньина? “Древняя летопись”, на которую ссылается, не приведя из неё ни единой строки, П.П. Свиньин, нам неизвестна, но, судя по всему, именно её передал в 1900 году в Костромскую губернскую учёную архивную комиссию Г.В. Мягков. б Эта “летопись” представляет собой полубеллетристическое сочинение, написанное не ранее 1835 года, автором которой, как выяснил Н.Н. Селифонтов, был родной брат протоиерея А.Д. Домнинского Иван Данилович Иорданский, в уроженец Домнина, вышедший из духовного сословия и служивший в Петербурге.6 В самой возможности захоронения праха Сусанина в Ипатьевском монастыре – если исходить из традиционной трактовки сусанинского подвига – нет ничего невероятного. Однако, во-первых, такое захоронение могло состояться только после посещения Домнина царём Михаилом Федоровичем в 1619 году (и, таким образом, оно никак не могло быть “первым делом нового царя”), а во-вторых, – и это, конечно, главное – почти невозможно представить, чтобы монахи Ипатьевского монастыря как-нибудь “потеряли” - хотя, конечно, мы можем потерять всё, что угодно, – могилу человека, спасшего основателя царствующей династии. Если даже предположить, что место захоронения Сусанина было каким-нибудь образом и забыто (например, в XVIII веке – во время упадка монастыря), то всё равно запись о похороненном в ограде монастыря должна быть сделана в монастырском синодике и упоминаться в различных монастырских документах. Но ни в одном письменном источнике – кроме “древней летописи” Свиньина – не говорится о захоронении Сусанина в Ипатьевском монастыре, а в самом монастыре в обозримом для нас прошлом нет и не было ни малейших следов сусанинской могилы. Ни один из серьёзных историков, писавших об Ипатьевском монастыре в XIX и начале ХХ веков (М.Я. Диев, П.Ф. Островский, И.В. Баженов), говоря о монастырском некрополе, даже и не упоминал о версии, идущей от свиньинского очерка. Всё это убедительно говорит о том, что могила Сусанина в Ипатьевском монастыре не забыта, как полагал Свиньин, её здесь просто никогда не было.

Однако, будучи неопровергнутой, версия о том, что Сусанин похоронен в Ипатьевском монастыре, не умирала на всём протяжении XIX-XX веков и – как всякая не признанная официально легенда – пользовалась определённой известностью.

Явно отталкиваясь от очерка Свиньина, историк Д.Н. Бантыш-Каменский в 5 томе своего “Словаря достопамятных людей русской земли”, вышедшего в Москве в 1836 году, в статье о Сусанине писал: “Прах Ивана Сусанина покоится в Костромском Ипатьевском монастыре; но могила его, к сожалению не известна”.7 Почти слово в слово повторил свиньинский текст в книге “Взгляд на историю г. Костромы”, вышедшей в Москве в 1840 году, историк князь А.Д. Козловский, добавивший от себя: “Как больно для сердца русского, что могила Сусанина от древности времени не известна в Ипатьевском монастыре”.8

Опираясь на или Свиньина, или Козловского, автор статьи “Православие - источник спасения отечества”, опубликованной в 1849 году в “Журнале министерства народного просвещения”, повествуя о подвиге Сусанина, писал: “…юный Михаил успел скрыться в обитель Ипатиевскую. Туда перенесено было и тело мученика (т.е. Сусанина – Н.З.), и там ежегодно совершалась по нём торжественная панихида; но теперь, к сожалению, неизвестен его гробовой камень”.9

В 1861 году впервые был опубликован известный очерк К.Д. Ушинского “Поездка по Волге”, в котором великий русский педагог, знакомый, видимо, с какой-то из работ, сообщающей о захоронении праха Сусанина в Ипатьевском монастыре, рассказывая об этом монастыре, написал: “В Ипатьевском же соборе (так Ушинский неточно назвал Троицкий собор монастыря – Н.З.) похоронен, по повелению царя Михаила Федоровича, и крестьянин-герой Иван Сусанин”.10 Замечательный очерк великого педагога впоследствии многократно переиздавался и оказал влияние на ряд популярных путеводителей по Волге, сообщавших о захоронении Сусанина в Ипатьевском монастыре уже как о бесспорном факте.11

В 1871 году в Петербурге вышло “Описание Костромской губернии”, в котором говорилось, что в Троицком соборе Ипатьевского монастыря “погребён и крестьянин Иван Сусанин, но место могилы его неизвестно”.12 В “Памятной книжке Костромской губернии на 1901 год” также сообщалось, что в Ипатьевском монастыре покоится “прах Сусанина, перевезённый сюда из Исупова”.13 В вышедшем в 1912 году очередном томе “Русского биографического словаря”, в статье о Сусанине, писалось: “Сохранилось известие, что по восшествии на престол Михаил Федорович велел перенести тело Сусанина из Домнина, где были погребены его останки, в Ипатьевский монастырь…”14 Посол Франции в предреволюционной России, Морис Палеолог, писал во второй книге своих мемуаров, впервые изданной на русском языке в 1922 году: “Старый город Кострома <…> богат воспоминаниями: в нём хранится в знаменитом Ипатьевском монастыре прах героического крестьянина Сусанина, легенда о котором прославлена “Жизнью за царя”.15

В бурях революции рухнула романовская династия, и всё в нашей стране, как писали совсем недавно, “неузнаваемо изменилось”, но свиньинская версия пережила и революцию. Первой в советское время о ней вспомнила в книге “Ипатьевский монастырь”, вышедшей первым изданием в Ярославле в 1968 году, искусствовед В.Г. Брюсова. Ссылаясь на очерк в “Отечественных записках”, она сообщила, что у П.П. Свиньина, будто бы, имелась “старинная рукопись со списком указа царя Михаила Федоровича о перезахоронении Сусанина в монастыре”.16 (Однако ни о каком письменном указе Михаила Федоровича у Свиньина нет ни слова!) Не вдаваясь в подробности, В.Г. Брюсова пишет: “Никогда не будет забыт потомками патриотический подвиг Ивана Сусанина, прах которого ныне покоится в стенах Ипатьевского монастыря”.17

Вслед за В.Г. Брюсовой о захоронении Сусанина в Ипатьевском монастыре написал военный историк Н.В. Борисов, автор книги “Они повторили подвиг Сусанина”, в которой он, не делая ссылок, сообщал, что Ивана Сусанина похоронили “сначала под Домнинской церковью, а затем прах перенесли на территорию Ипатьевского монастыря”.18

И как совсем свежий пример, явно идущий от вышедшей несколькими изданиями книги В.Г. Брюсовой, – публикация в газете “Известия”, датированная февралём 1993 года. Говоря о подготовке к празднованию 380-летия романовской династии, в ходе которого предполагалось в стенах Ипатия поставить оперу М.И. Глинки “Жизнь за царя”, автор публикации сообщил: “И вот уже у режиссёров праздничного действа возникает мысль сыграть глинковскую “Жизнь за царя” не на театральной сцене, а в исторических декорациях – на открытой площадке Ипатьевского монастыря, в земле которого, кстати, покоится прах Ивана Сусанина”.19

К сожалению, гораздо меньше известна другая, несравненно более вероятная версия о том, что прах Сусанина погребён в Домнине.


Версия II:
Сусанин погребен в Домнине

Кладбище в селе Домнине. Фото Н.М. Бекаревича. 1895 г.
Кладбище в Домнине, где, возможно, и был похоронен Сусанин
На этом месте находился древний храм Воскресения Христова

Известно, что вся жизнь наших предков была связана с церковью своего прихода, в которой их крестили, венчали, отпевали; на приходском кладбище у стен храма, если не случалось прихожанину умереть уж очень далеко от родных мест, его обычно и хоронили. Центром прихода для домнинской округи в начале XVII века, как уже писалось, были храмы погоста Спас-Хрипели, стоявшего над Шачей несколькими верстами ниже Домнина. И тело Сусанина, если он не стало добычей болота или дремучего леса, должно быть похороненным на кладбище в Спас-Хрипелях. Так, наверняка, и было (среди местных жителей до сих пор существует предание о том, что Сусанин похоронен в Спас-Хрипелях). Однако позднее, видимо, – как уже писалось – в 1619 году, прах Сусанина был перенесён в Домнино и предан земле в подклете Воскресенского храма.

Как мы помним, Воскресенский храм в Домнине был построен, вероятно, во второй половине XVI века, скорее всего, тогдашним владельцем села Василием Михайловичем Шестовым, дедом Ксении Ивановны и прадедом Михаила Федоровича. Стоящую и ныне в Домнине каменную церковь Успения Божией Матери начали строить рядом с древним деревянным храмом в 1810 году и окончили в 1817 году. Некоторое время храмы стояли бок о бок (в каменном служили летом, в деревянном зимой), но в 1827 году к каменной церкви был пристроен тёплый храм, и в 1831 году деревянный Воскресенский храм, ставший уже совсем ветхим, был разобран на дрова, пошедшие на обжиг кирпича, из которого была сооружена стоящая и поныне ограда, окружающая церковь с находящимся возле неё кладбищем.20

Определением местонахождения могилы Сусанина мы обязаны главным образом домнинскому священнику протоиерею А.Д. Домнинскому. Благодаря А.Д. Домнинскому, первое сообщение о том, что прах Сусанина покоится в Домнине, появилось в начале 1854 года в петербургском “Журнале министерства государственных имуществ” в статье “Известие о селе Домнине Костромской губернии, и об исправлении в оном церкви”. В этой статье, в частности, говорилось: “Место, где стояла древняя церковь, ныне обращено в кладбище и как протоиерей села Домнина (имеется в виду о. Алексей Домнинский – Н.З.), так и прочие церковно-служители и крестьяне убеждены, что тело Сусанина похоронено было под этою церковью…”21

Через несколько лет об этом же сообщил капитальный труд “Материалы для географии и статистики России, собранные офицерами генерального штаба. Костромская губерния”, вышедший в Петербурге в 1861 году. В разделе о Домнине в нём говорилось: “Место где стояла древняя церковь ныне обращено в кладбище и местные крестьяне убеждены, что тело Сусанина похоронено было под этой церковью…”22

Сам протоиерей А.Д. Домнинский написал о местонахождении сусанинской могилы уже на закате своих дней. В 1871 году в журнале “Русский Архив” была опубликована его интереснейшая работа “Правда о Сусанине”, в которой домнинский священник писал: “Сусанин погребен под церковию (Воскресенской, деревянной – Н. З.), и туда каждого дня ходили в старину петь панихиды.”23 Сообщив это, о. Алексей пометил: “Это я слышал от домнинских крестьян, кои содружны были с моим родителем”.24

А.Д. Домнинский сообщал также о захоронении мужчины, обнаруженном на месте, где находился раньше Успенский придел Воскресенского храма; он писал: “С южной стороны под предел Успения Божией Матери устроен был вход, дверь коего от долговременности так была угружена в землю, что при сломке церкви был виден только косяк. Предание же говорит, что туда под церковь ходили петь панихиды. И в самом деле после разборки церкви под пределом Успения Божией Матери в том же 1831 году при взрытии могилы для одного умершего младенца в глубине земли открыт гроб, и в нём останки мужского тела: череп и волосы были целы, а в изголовье была найдена фарфоровая чашка с яркими по выпуклости цветами. Думать можно, что тело сие было похоронено у самой стены церковной; при распространении же церкви закрыто было пределом Успения Божией Матери. На всём пространстве, какое занимала церковь своим зданием <…> ни одной могилы более не открыто”.25

О. Алексей не высказал никаких предположений о том, чьё тело могло быть погребено под церковью, но он явно придавал этом факту большое значение и в другом месте своей работы вновь написал: “Что касается могилы, найденной мною под церковью, то совершенно не лгу и сохрани меня, Боже, лгать при конце жизни на истину, хотя на историческую. Впрочем есть этому и свидетель который ещё жив – бывший тогда причетчиком при нашей церкви, а ныне заштатный священник села Спасского, в Буйском уезде, Василий Алексеев”.26

К сожалению, труд протоиерея А.Д. Домнинского, опубликованный с предисловием тогдашнего костромского губернатора В.И. Дорогобужинова, не получил должной огласки, как он того, безусловно, заслуживал. Главной причиной этого явилось, видимо, то, что о. Алексей, как уже писалось, отнёс время сусанинского подвига не на февраль-март 1613 года, как было принято, а на позднюю осень 1612 года. Но осенью 1612 года Михаил Романов ещё не был царём, и спасение его в это время лишало подвиг Сусанина непосредственного отдания “жизни за царя”. Это могло иметь вполне понятные политические последствия, что и обусловило, видимо, замалчивание работы Домнинского, в том числе и сообщения о месте захоронения Сусанина.

Одним из тех немногих, кто сразу откликнулся на труд А.Д.  Домнинского, был Н.И. Костомаров. Оценив в целом работу о. Алексея весьма критично и фактически обойдя стороной вопрос о захоронении Сусанина под Воскресенской церковью, он обрушился на сообщение об обнаруженном захоронении мужчины, заметив: “Но если это Сусанин, то как попала в гроб его чайная чашка? (у Домнинского, правда, не сказано, что чашка была чайная – Н.З.). В то время не только у крестьян – у бояр не было таких вещей, да и не было в них нужды! Очевидно, могила – времени более позднейшего”.27 Правоту замечания Н.И. Костомарова нельзя не признать, г но ведь Домнинский не утверждал прямо, что обнаруженные им останки мужчины являются останками Сусанина.

Таким образом, сообщение протоиерея Домнинского о месте захоронения Ивана Сусанина – сообщение сенсационное и в любом случае заслуживающее самого внимательного рассмотрения – не подвергалось обсуждению историков и осталось, по сути, малоизвестным.

Однако спустя полтора десятилетия сообщённое А.Д. Домнинским получило подтверждение. В 1897 году на заседании Костромской губернской учёной архивной комиссии с докладом о розысках местонахождения могилы Сусанина выступил председатель комиссии Н.Н. Селифонтов, сообщивший, что “в настоящее время в распоряжении комиссии <…> имеется официальный рапорт благочинного священника 4-го Буёвского округа Василия Семёновского д (Домнино относилось к этому церковному округу – Н.З.) Его Преосвященству епископу нашему Виссариону, от 8 июля 1896 г. за №112, их которого видно, что “по ходячим в народе слухам предание сходится к тому, что Сусанин похоронен при тогда бывшей деревянной церкви села Домнина, но могила и самое её место в народном предании изгладилось. Большинство”, – говорит далее отец благочинный, – “в числе коего главный с. Домнина старожил крестьянин Дмитрий Марков, имеющий от роду 75 лет, уверяют, что (как слыхал от своего отца и тёток старших отца) могила Сусанина должна быть на том месте, где была прежняя деревянная церковь, которая за ветхостью, уничтожена, а настоящая каменная церковь на несколько сажён отдалена от прежней деревянной; на могиле будто бы была плита с надписью, но оная плита между другими каменьями, находившимися на могилах, по недостатку камней для бута, при постройке каменной церкви употреблена на бут.”29

Мы видим, что известие благочинного В. Семёновского, совпадая в целом с тем, что сообщил А.Д. Домнинский, содержит также существенное дополнение – упоминание о каменной плите “с надписью” на предполагаемой могиле Сусанина. * е Судя по всему, плита могла погибнуть или в 1810 году, когда начали строить каменный холодный храм (что вероятнее), или во второй половине 20-х годов, когда к нему был пристроен тёплый храм. Не совсем понятно, почему об этой плите ничего не сообщил А.Д. Домнинский (не хотел бросать тень на своего отца, священника Даниила, при котором произошло уничтожение плиты?).

В начале ХХ века историк Н.Н. Виноградов, много и плодотворно занимавшийся сусанинской тематикой, записал неподалёку от села Коробова – места жительства потомков Сусанина – предание о спасении от поляков Михаила Федоровича. В этом предании говорилось, что Сусанин, спасая Михаила, укрыл его в яме от сгоревшего овина, сам же увёл поляков на болото, где затем и был ими убит. Русские воины, которых через некоторое время привёл Богдан Собинин, подобрали тело Сусанина и принесли его в деревню. Тут Михаил Романов вылез из ямы, и “когда он узнал, за что и как умер Иван Сусанин то сам плакал, обмывал и складывал части его тела и велел похоронить останки Ивана Сусанина в церкви”.30 Не разбирая в целом это предание, записанное в краю сусанинских потомков, обратим внимание на главное для нас в данном случае – на то, что Сусанин, согласно этому преданию, был похоронен “в церкви” (церковь же эта – безусловно, Воскресенский храм в Домнине).

Деревянный крест в Домнине

Современное Фото.

Но насколько мы можем доверять известиям о захоронении Сусанина в Домнине, и не являются ли все эти предания не имеющими под собой никакой исторической основы легендами? Конечно, народные предания – не самый лучший исторический источник и народная фантазия может додуматься до многого, но есть вещи, придумать которые просто нельзя, и захоронение Сусанина в церкви явно относится к их числу.

Вспомним, что издавна место захоронения умершего на кладбище обуславливалось или его социальным положением, или – гораздо реже – его заслугами. Престижность места определялась близостью к алтарной части храма, и поэтому у алтаря обычно хоронили священников и наиболее знатных прихожан. Несравненно почётнее было захоронение в стенах самого храма, причём престижнее всего считалось погребение в алтаре. В храмах хоронили, как правило, представителей высших слоёв русского общества – князей, царей, церковных иерархов; в церкви могли похоронить храмоздателя, т.е. человека, на чьи средства был возведён данный храм, а также его близких; изредка такой чести мог удостоиться долго прослуживший в храме священник. Лиц, не относящихся к этим категориям, могли похоронить в церкви только за какие-то выдающиеся заслуги по распоряжению очень высоких инстанций. Вспомним, хотя бы, Кузьму Минина, прах которого спустя несколько десятилетий после смерти был перенесён под своды Спасо-Преображенского кафедрального собора в кремле Нижнего Новгорода.

Таким образом, сам факт захоронения в церкви – в подклете шатрового храма Воскресения Христова в Домнине – убедительнее всего свидетельствует, что речь идёт о могиле именно Сусанина. Как уже писалось, по-видимому, первоначально останки Сусанина были преданы земле на приходском кладбище погоста Спас-Хрипели, а затем – скорее всего, после посещения Домнина царём в 1619 году – их перезахоронили в подклете Воскресенского храма, положив на могилу каменную плиту. Произойти это могло только по распоряжению – видимо, устному – царя Михаила Федоровича.

Обобщая всё вышесказанное, мы можем сделать уверенный вывод: Иван Сусанин был похоронен в подклете деревянного Воскресенского храма и место его захоронения находится всего лишь в считанных метрах от существующей ныне Успенской церкви Домнина. ж


Почему же могила Сусанина была забыта?

Судя по всему, в прошлом могила Сусанина была весьма почитаема. Как мы помним, у А.Д. Домнинского говорится, что “в старину” в подклет Воскресенского храма “ходили петь панихиды”. Под этой “стариной”, вероятнее всего, имеется в виду XVII век, эпоха первых Романовых. Почитание могилы прекратилось, видимо, в XVIII веке, когда она и была, по сути, забыта. Удивления у нас это вызывать не должно, вспомним, например, как была забыта могила гораздо более знаменитого героя России – князя Д.М. Пожарского, находившаяся в суздальском Спасо-Евфимиевском монастыре (её нашли только в середине XIX века).

Забвение сусанинской могилы можно объяснить рядом конкретных причин – и отсутствием в домнинской округе прямых потомков Сусанина, переселённых в Коробово, и известной монастырской реформой 1764 года, отнявшей у монастырей их земельные владения (в результате чего Домнино, принадлежавшее с 1631 года московскому Новоспасскому монастырю, тесно связанному с домом Романовых, перестало быть его собственностью). Но главной причиной забвения, думается, был сам дух XVIII столетия, не помнившего о слишком многом из допетровской России. Впрочем, забвение сусанинской могилы, как мы видим, не было абсолютным, так как память о ней была жива среди крестьян Домнина, по крайней мере, до конца XIX века.

Но если к концу XIX века костромская общественность в лице губернской учёной архивной комиссии располагала вполне достоверными сведениями о месте захоронения знаменитого земляка, то почему же не были приняты меры по какому-то его мемориальному оформлению? Ниже мы ещё вернёмся к рассмотрению этого вопроса, а сейчас лишь скажем, что главную роль здесь сыграл известный консерватизм человеческого мышления – привычный образ Сусанина, погибающего где-то на болоте или в лесной чаще, никак не вязался с фактом существования в Домнине его могилы. з Для такой “увязки” требовалось время, однако его-то, как мы знаем, история тогда и не дала. Грянувший 1917 год надолго – до наших дней – отложил решение этого вопроса.


Костромка  /  Иван Сусанин  /  Имя Сусанина в XVII – I-й половине XVIII веков [c. 83:]

костромка - история и культура костромского края


Рейтинг Mail.ru Рейтинг Mail.ru
Loading
Храм с картины Саврасова
История Сусанинского (Молвитинского) храма, изображённого на картине А.К. Саврасова “Грачи прилетели”
Часовня сооружена в 1-й четверти XIX века в память о чудесном явлении небесного света от Феодоровской иконы во время битвы с татарами в 1272 году.
Смутное время. Битвы на Мерском озере. Разгром татарского отряда.
Памятник Ивану Сусанину в Костроме
Первый памятник Ивану Сусанину в Костроме работы Демут-Малиновского был открыт в 1851 году – на день Федоровской иконы Божией Матери
Феодоровская икона Божией Матери
Дневник реставрационных работ над иконой Феодоровской Божией Матери
примечания

1 Воротной К. Правда ли, что Сусанин похоронен в Ипатьевском монастыре? // КВ, 24.03.1993.

2 Григоров А.А. Из истории костромского дворянства. Кострома, 1993, с. 283-285.

3 Свиньин П. Ипатиевский монастырь. // Отечественные записки. 1820, май, ч. I, кн. I, с. 19-20.

4 Свиньин П.П. Картины России и быт разноплемённых её народов. СПб., 1839, с. 144-145.

5 Журнал общего собрания членов Костромской губернской учёной архивной комиссии заседания 8 сентября 1900 г. Кострома, 1900, с. 21.

6 Там же, с. 24.

7 Бантыш-Каменский Д. Словарь достопамятных людей русской земли. Ч. 5, М., 1826, с. 125.

8 Козловский А. Взгляд на историю Костромы. М., 1840, с. 159.

9 Православие – источник спасения Отечества. // Журнал министерства народного просвещения. Ч. 61, СПб., 1849, с. 18.

10 Ушинский К.Д. Поездки по России. Ярославль, 1969, с. 91.

11 Иллюстрированный практический путеводитель по Волге на 1903 год. Одесса, 1903, с. 97.

12 Описание Костромской губернии. СПб., 1871, с. 34.

13 Памятная книга Костромской губернии на 1903 год. Кострома, 1901, с. 16.

14 Русский биографический словарь. СПб., 1912, с. 179.

15 Палеолог М. Царская Россия накануне революции. М., 1991, с. 224-225.

16 Брюсова В.Г. Ипатьевский монастырь. Ярославль, 1968, с. 99.

17 Брюсова В.Г. Ипатьевский монастырь. М., 1982, с. 83.

18 Борисов Н.В. Они повторили подвиг Сусанина. М., 1987, с. 16.

19 Орлик Ю. Кострома готовится к фестивалю. // Известия, 20.02.1993.

20 Домнинский А. Указ. соч., с. 23, 26.

21 Известие о селе Домнине, Костромской губернии, и об исправлении в оном церкви. // Журнал министерства государственных имуществ. 1854, №1, с. 20.

22 Крживоблоцкий Я. Материалы для географии и статистики России, собранные офицерами генерального штаба. Костромская губерния. Спб., 1861, с. 636.

23 Домнинский А. Указ. соч., с. 12.

24 Там же.

25 Там же, с. 23-24.

26 Там же, с. 10.

27 Костомаров Н.И. Личности Смутного времени, с. 525.

28 Пятидесятилетний юбилей священника с. Соболева Василия Семёновского. /КЕВ, 1905, №3, ч. неофиц., с. 100.

29 Особый журнал Костромской губернской учёной архивной комиссии, заседания 26 августа 1897г. Кострома, 1897, с. 21.

30 Виноградов Н. Сказание о спасении от поляков Михаила Федоровича Романова и о подвиге крестьянина Ивана Сусанина. // Костромская старина. Вып. VII, Кострома, с. 124.

31 Воротной К. Указ. соч.

Иван Сусанин
Памятник Ивану Сусанину – патриоту земли русской. Подробности из истории сооружения нового памятника в Костроме: от замысла до воплощения
реклама


костромская реклама: