Когда погиб Сусанин?

Итак, в Домнине Марфа Ивановна с сыном прожили, судя по всему, очень недолго, затем уехали на Унжу, а после, до марта 1613 года, жили в Костроме. Но если так, то когда же и при каких обстоятельствах действительно произошла гибель Сусанина? Несколько забегая вперёд, скажем, что ответ на первую часть этого вопроса будет неожиданным, идущим вразрез с традиционной картиной знаменитого подвига – очевидно, Иван Сусанин погиб или сразу после отъезда Романовых из Домнина, или в скором времени после него. Иного вывода сделать на основании всех известных нам данных просто нельзя. Главным доводом в пользу этой версии является сама выдача жалованной грамоты зятю Сусанина в ноябре 1619 года. Безусловно, что произойди гибель Сусанина в феврале или марте 1613 года, то его близкие были бы награждены намного раньше.

До Н.И. Костомарова никто из историков не касался столь щекотливого вопроса о том, почему жалованная грамота Богдану Собинину была выдана лишь в 1619 году. Этот факт явно не вписывался в официальный канон, и поэтому столь убийственно, как казалось, прозвучала его констатация Костомаровым: “ Грамота Богдашке Собинину дана почти через восемь лет (почему через восемь? раньше – Н.З.) после того времени, когда случилась смерть Сусанина. Есть ли возможность предположить, что новоизбранный царь мог так долго забывать такую важную услугу, ему оказанную? Конечно, он о ней не знал”.1

Н.И. Костомаров и его последователи считали, что самой постановкой этого вопроса они разбивают легенду – о спасении Сусаниным Михаила Федоровича – в прах. Все, писавшие о Сусанине после костомаровской статьи, уже не могли обойти молчанием этот факт. В.А Самарянов, объясняя, почему жалованная грамота была выдана лишь в 1619 году, писал: “В грамоте надлежало упомянуть о злодейском поступке поляков и литовцев с Сусаниным, или, что то же, о покушении их на жизнь Михаила Федоровича. Выдать такую грамоту до возвращения Филарета из плена, значило бы огласить в одном из государственных актов злой умысел поляков и литовцев против русского царя, и через это раздражать их и подвергнуть опасности жизнь Филарета, или отягчить участь его в плену”.2 Однако такое объяснение не убедительно. Как бы ни наградил царь Михаил “Богдашку Собинина” в далёкой деревне Деревеньки, вряд ли бы это смогло повлиять на судьбу Филарета. Неубедительны и другие попытки объяснить задержку с выдачей грамоты какими-то уважительными причинами. Единственным и самым правдоподобным объяснением этого факта является то –и Костомаров с его последователями совершенно прав! – что до сентября 1619 года ни Михаил Федорович, ни Марфа Ивановна действительно ничего не знали о гибели Сусанина. Однако, как мы увидим ниже, это-то как раз и свидетельствует в пользу того, что Сусанин погиб поздней осенью 1612 года.

Первым из исследователей предположение о том, что Сусанин погиб осенью 1612 года, а не зимой 1613 года, как считалось традиционно, высказал протоиерей А.Д. Домнинский, писавший: “Историки говорят, что смерть Сусанина <…> случилась в феврале или марте 1613 года; а мне думается, что это событие случилось осенью 1612 года, потому что в нашей местности, в феврале или в марте месяцах, никак не возможно ни пройти, ни проехать кроме проложенной дороги. В нашей местности к огородам и лесам наносит высокие бугры снега в сии месяцы <…>, а историки между тем говорят, что Сусанин вёл поляков всё лесами и не путём и не дорогою”.3

Предположение домнинского краеведа, к сожалению, не подверглось обсуждению дореволюционных историков. а Главная причина этого понятна – перенос событий с зимы-весны 1613 года на осень 1612 года лишал всю сусанинскую историю ореола мученической смерти “за царя” (ведь осенью Михаил Романов ещё не был царём). Это столь резко шло вразрез с устоявшимся представлением, что наверное, воспринималось как отрицание самого факта подвига Сусанина (зато после революции версия Домнинского получила, как мы увидим ниже, такую поддержку, какая о. Алексею и не снилась). Теперь рассмотрим вопрос: кем именно был убит Сусанин?


Кем был убит Сусанин?

Долгое время, в соответствии с грамотой 1619 года, считалось, что Сусанин пал от рук поляков. В своём стремлении развенчать сусанинский “миф” Н.И. Костомаров нарушил и эту традицию, полагая, что Сусанина убили русские “воры”, т.е. “разбойники, бродившие по России в Смутное время”, допуская, впрочем, что “может быть<…> в числе воров, напавших на Сусанина, были литовские люди”.5 Подобную точку зрения разделял и С.М. Соловьёв, полагавший, что Сусанин пал жертвой “по всей вероятности, воровских казаков, ибо поляков не было тогда в этих местах”.6

Однако, сам Н.И. Костомаров в своей статье совершенно справедливо писал, что и в прошлом, и в настоящем времени вряд ли бы кто затруднился отличить поляков и литовцев от русских или малороссиян, приняв одних за других и наоборот, а в грамоте же сказано, что Сусанин был убит “польскими и литовскими людьми”. Мнение же С.М. Соловьёва можно оспорить тем, что, во-первых, ему не были известны опубликованные позже источники, прямо свидетельствующие о присутствии поляков в 1612-1613 гг. в непосредственной близости от Домнина, 7 а, во-вторых, спустя столетия вообще невозможно достоверно сказать, были или нет те или иные военные отряды (тем более небольшие) в какой-нибудь местности. Поэтому у нас нет никаких оснований не доверять грамоте 1619 года, в которой сказано, что Сусанин был убит “польскими и литовскими людьми”, а не “русскими ворами” или казаками, как написали бы, будь они его убийцами.

Но что это были за “польские и литовские люди” – простая шайка, промышляющая грабежом или…? В царской грамоте сказано, что Сусанин был убит за то, что знал о местопребывании Михаила Федоровича и не сказал об этом. Мог ли быть нужен простой шайке Михаил? Конечно; за сына Филарета можно было, например, потребовать большой выкуп. Однако, учитывая, что после освобождения Москвы Михаил был одним из явных кандидатов на царский престол, то простая ли шайка искала его? Но тогда что – это была, говоря современным языком, “группа захвата”, имеющая целью пленение или убийство Михаила? Отрицая саму возможность последнего, Н.И. Костомаров писал: “…но уж никак тут не был какой-нибудь отряд, посланный с политической целью схватить или убить Михаила”.8 Крупнейшие специалисты по эпохе Смутного времени – С.Ф. Платонов и Р.Г. Скрынников – так же, как и Костомаров, не верили в это. С.Ф. Платонов писал, что Михаилу Федоровичу в его вотчине “грозила опасность от бродячего польского или казачьего отряда, каких много было на Руси после падения Тушина”.9 Р.Г. Скрынников пишет: “По всей вероятности, Иван Сусанин спас не царя, а боярина Михаила Романова от одной из польско-литовских шаек, бродивших тогда по всей России. В этих шайках объединялись бывшие тушинские наёмные солдаты и прочий сброд. Они грабили население, захватывали богатых людей, чтобы получить за них выкуп.”10 И, судя по всему, Сусанин действительно стал жертвой одной из таких шаек, искавших поздней осенью 1612 года Михаила Федоровича.

Однако, думается, было бы неверно полностью отрицать саму возможность посылки отряда с “политическою целью”. Не забудем, что в новой, сложившейся после освобождения Москвы ситуации Михаил, будучи одним из реальных русских претендентов на престол, стоял на пути польских претендентов – сына Сигизмунда III Владислава или самого Сигизмунда. Почему же нельзя предположить, что за Михаилом действительно могла быть послана специальная “группа захвата”? В борьбе за власть всегда и везде использовали все доступные средства. Из возможных русских претендентов на престол лишь Михаил находился в кровной связи с пресекшейся династией (он был внучатым племянником царицы Анастасии Романовны, первой жены Ивана Грозного, и двоюродным племянником её сына, царя Федора Ивановича, – последнего государя из династии Рюриковичей), что в глазах людей того времени обеспечивало огромное преимущество перед остальными кандидатами. К тому же надо учитывать, что устранить Михаила было особенно важно именно до открытия Земского собора – т.е. поздней осенью или в начале зимы 1612 года, – ведь в этом случае шансы Владислава на избрание существенно возрастали.

Из всех исследователей, решившихся возражать Костомарову в этом принципиальном, но щекотливом вопросе, наиболее обоснованно высказался Н.Н. Виноградов, писавший: “Из имеющихся налицо исторических документов неизвестно, чтобы в этот период поляки так усердно искали кого-либо из помещиков Костромской области. А если польский отряд разыскивал именно Михаила Федоровича Романова, то значит на это была какая-то особенная причина – в данном случае стремление избавиться от несомненного кандидата на царский престол Великой России”.11

Однако, повторим ещё раз, если Михаил был в Домнине только недолгое время поздней осенью 1612 года, то как же из-за него мог быть убит Сусанин, хотя бы и знавший о местонахождении будущего царя?

Russian legends, Ivan Susanin